?

Log in

No account? Create an account

Уоанхайцы как тунгусский элемент с культом Змеи

Уранхайцы: по следам одного племени в Центральной Азии (к древней истории якутов).

Слово "ураанхай" считается старинным названием народа саха. В старину он также являлся заменой слову "человек". В эпосе герои-богатыри племени Айыы обычно называют себя «саха-ураанхай» или «борон-ураанхай» («серые уранхайцы» - У.В.В.). Данный этноним имеет широкое бытование в просторах Центральной Азии и в примекающих территориях. В каждом регионе, где бытует данный этноним, предпринимаются самостоятельные толкования названия уранкай. В научной литературе еще не встречалось исследование, посвященное этническим связям носителей данного этнонима.
Г.В.Ксенофонтов выдвинул гипотезу об образовании имени "уранхай" от тунгусского слова "орон" - олень. По его утверждению, якутские уранхаи принадлежали к тунгусским племенам Маньчжурии, но уже в древности утратили свои этнические признаки и усвоили целиком турецкий язык и культуру [1]. Он предполагал, что этноним "уранкай" вошел в язык саха в ходе ассимиляции тюркоязычными саха аборигенов края - тунгусов или эвенков. По его мнению, уранхайцами себя называли предки вилюйских саха, еще в начале н.э.
Также Г.В.Ксенофонтову принадлежит гипотеза о происхождении этнонима "курыкан" от "уранхай" через промежуточные "урааныкаан-курынкан". О связи этнонимов курыкан и уранхай из современных исследователей придерживаются бурятские ученые В.И.Рассадин, Д.В.Цыбикдоржиев и Б.Нанзатов. При этом в устном сообщении В.И.Рассадин ссылался на особенности тофаларского языка, в котором буква к отпадает и получается урынкан. Д.Б.Цыбикдоржиев приводит сведения якутского фольклора о прародине саха стране Ураанхай около Байкала, связывая их с курыканами [2]. В этой связи представляется заманчивым констатировать этимологическую близость якутского эпонима Урааныкаан с урынкан.
Однако урянхайцы в летописях поздних китайских династий отдельно упоминаются под именами улянха, волянха и нет сведений об их связи с курыканами. Например, в китайской летописи урянхаец (волянха) нарисован в короткой, распашной меховой одежде и в коротких штанах, к которым спереди прикреплен передник из листьев, ноги босые, а курыканы и туматы "подобно татарам" изображались в длинных халатах и сапогах [3].
К тому же, известный этнограф Г.М.Василевич собрала материалы, свидетельствующие о том, что "уранкай" и "эвенки-уранхаи" были самоназваниями древних эвенков [4]. По данным исследователя эвенкийского фольклора Г.И.Варламовой (Кэптукэ), в эвенкийском языке употребительно устойчивое словосочетание «аи-уранкай», имеющее значение «настоящий человек, истинный человек», к которым относятся жители верхнего и среднего миров.
В якутских фольклорных источниках говорится о проживании в Центральной Якутии отдельного племени ураанхай, предшествовавшего предкам саха. Так человек по имени Ураанхай-Хаадыат переселялся с людьми и скотом с юга на Среднюю Лену, переселился он не сразу, а постепенно, останавливаясь по пути на зимовку. С ним предания связывают и практику заготовки сена для скота летом для зимы. Следует выделить тот факт, что герой предания, прибыв в территорию Якутии, повел войну с тунгусами и был побит ими [5].
Г.У.Эргис в 1943 г. записал рассказ о том, что многолюдный народ уранхайцы пришел на р. Лену с юга и оттеснил тунгусов в тайгу, а юкагиров в тундру. После них, спасаясь от войн кыргысов-татар, пришел Омогой, его люди женились на дочерях уранхайцев и стали прародителями народа «саха-ураанхай» [6].
С этим можно согласовать источник, согласно которому, прибыв на долину Туймаады, люди Омогоя, около озера Ытык-Куол увидели урасу, откуда вышла рослая уранхайка, бежавшая от войны. Женившись на ней, Омогой дал начало народу cаха [7]. В другом местном предании говорится о том, что умирающий отец советует сыну плыть по Лене, пока не доберется до места, где живут ураанхайцы, до другого места, где обитает народ «ураанхай-саха», далее, где старожилы Лены просто называются «ураанхаями» [8]. Таким образом, фольклорные данные дают сведения о том, что проникновение в край скотоводов – уранхайцев происходило планомерно и, возможно, им принадлежит заслуга первоначального освоения края скотоводами. Отсюда предполагается отличие между скотоводами – ураанхайцами и охотниками – тунгусами, а также саха.
Фольклорист А.А.Саввин предполагал, что частое употребление терминов «урун ураанхай» и «борон ураанхай» (борон - серый) в олонхо свидетельствовало о том, что урянхайцы состояли из двух отделов: белых и черных [9]. Это утверждение нам представляется весьма примечательным, ибо у многих кочевых тюркских племен разделение на черную и белую кости было обычным явлением. При этом, обозначение «саха ураанхай» следует отнести к тому, что они принадлежали к черным (серым) урянхайцам.
По бурятским преданиям, однажды на эхиритов, обогнув Байкал, напали белые урянхайцы (сагаан урянха). Эхириты собрали большое межплеменное ополчение, начальником был выбран силач Хамнагадай. Эхиритское ополчение под его командой встречалось с урянхайцами на реке Тутур. Бой был кровопролитный. Враг в итоге был разбит, хоринцы долго преследовали их, взяв много пленных, имущества и рогатого скота [10].
Однако, происхождение этнонима "ураанхай" является общеалтайской проблемой. Этноним "ураанхай" является самоназванием потомков, или названием родов и племен, участвовавших в образовании различных народов и племен. Так ,существование подобного этнонима зафиксировано среди калмыков, башкир, монголов, бурят, тувинцев, эвенков, маньчжур и алтайцев. Следовательно, такой этноним имеется у народов всех трех языковых групп, входивших в алтайскую семью языков. Есть сведения о существовании носителей подобного этнонима среди самодийских племен и кетов [11].
Настоящей прародиной этнонима "уранхай" можно считать территорию Маньчжурии. Так, известно о том, что корейцы называли маньчжур именем Оранкай. Китайские источники времен Минской династии и корейские источники часто сообщают о племени урянхайцев, помогавших маньчжурам в борьбе против монголов. В них видят потомков урянхайских монголов, либо сильно монголизированное чжурчжэньское племя.
Как показал советский синолог Н.В.Кюнер, носителем различных транскрипций этнонима "уранхай" в китайских источниках является конкретное племя (Хи) или Кумоси (Кумохи), обитавшее в Западной Маньчжурии и Северо-Восточной Монголии [12]. По одним данным предполагается, что кумоси принадлежали к протомонгольскому сяньбийскому племенному союзу, по другим - предок хисцев Юйвынь Мохой был из племени хуннов и их обычаи "весьма сходны с туцзюе" [13].
Имя "уранкай" выступает и как название тюркоязычных племен, в частности тувинцев. По свидетельству же Рашид-ад-дина, у монголов наименование "урянха" было общим для народов, населявших леса. Поэтому он считал, что «лесные» сайн-урянхи - предки сойотов или тувинцев – не являлись настоящими урянхайцами. Кроме того, у тувинцев нет племени или рода урянха и данный этноним никогда не был самоназванием всего тувинского народа [14]. Имеются сведения о существовании в Кобдосском аймаке Западной Монголии немногочисленной народности урянхов, отличающейся от дархатов, и о сохранении ими шаманизма. Проблема их происхождения до сих пор не получила окончательного решения [15].
Есть гипотеза, связывающая «ураанхай» с именем медведя, которое затем было перенесено на дикарей-аборигенов, ведущих «разбойничью жизнь в роде одинокого скитальца царя лесов» [16]. Сторонники тунгусского происхождения этнонима ураанхай, выводили происхождение этнонима "урянхай" от слов - орон "олень" или урэнкэн "житель горной тайги" [17]. Однако современные исследователи тунгусо-маньчжурских народов отнюдь не связывают этнонимы "орончон" или "орочи" с уранкайцами.
Казахский археолог С.М.Ахинжанов пришел к выводу о том, что реальным самоназванием средневекового народа «кимак» арабо-персидских источников было уранкаи. Он исходил из того, что в диалектах монгольского языка термин каи означал змею, дракона. К тому же в труде «Тамги лошадей из вассальных княжеств» приводится тамга племени каи, изображенная в виде змеи [18]. Имя уран они, возможно, получили от тюркоязычных соседей еще на прародине и затем в Восточном Казахстане. Что означает, в общем, змею, но уже в тюркских языках. Кимаки - были народом змей [19]. Отсюда и композитный этноним уранкай [20].
Следовательно, кимаки-уранкаи на территории верховий Иртыша и Алтая – народ пришлый, появившийся в IX в. со своей прародины. Свидетельством их переселений является существование топонимов "уран+кай" на географических картах Маньчжурии и Монголии, Казахстана и территориях, лежащих западнее их [21]. Однако данная точка зрения является крайне спорным и нуждается в дополнительных доказательствах.
Весьма интересным представляется существование племени белых си – байси, входившего в племенной союз теле-огузов. Следовательно, были огузские си (хи) и хисцы (кумохи) Маньчжурии. Именно байси, входившие в огузский союз, могли мигрировать на территорию Иртыша и основать Кимакский каганат, куда вошли близкородственные им этнически уйгуро-огузские племена. Еще Д.А.Кочнев в 1899 г., высказал гипотезу о том, что прародина саха находится в Туркестане. Там урянхайцы среди тюрков когда-то составляли "большое племя" и упорно боролись с Чингис-ханом. При покорении Чингис-ханом тюркских племен, часть урянхайского народа – якуты "удалились на северо-восток, к берегам Байкала" [22].
В верхней части Онона обитало племя улохэу, в которых Л.Л.Викторова видит предков урянхайцев [23]. Согласно «Сокровенному сказанию» монголов, предок Бодоньчар, переехав вниз по Онону, стал жить среди урянхайцев и захватил вместе с братьями. Таким образом, имеется этногенетическая линия, связывающая этноним урянхай с менее значимым в истории Центральной Азии племенем, чем хисцы, а именно с племенем улохэу - китайских источников времен династии Ляо. Они же являлись южными шивэйцами, которых считают монголоязычными. Их потомков можно увидеть в буир-нурских татарах. Однако в китайском названии улохэу принято видет другой близкий этноним, связанный с южными тунгусами – ороки, орочены.
Степные урянхаты, унаган-боголы т.е. зависимое от кият-борджигинов монгольское племя, вышла из знаменитой местности Эргунэ-Кун, которая является легендарной прародиной монголов. Например, знаменитые монгольские полководцы Джелме, Субудай и Урянхатай происходили из этого племени. Знаменитая гора Бурхан-Халдун с давнего времени находилась во владении рода Урянхит. Там, согласно Рашид-ад-дину, похоронили Чингис-хана, и священная роща охранялась особым караулом урянхатов [24].
Можно обратить внимание и на тот факт, что эвенкийские и якутские сказания под словом уранкай – ураанхай имеют в виду удалого человека или просто обитателей известного им мира людей. Так, Г.М.Василевич писала, что эвенкийские информаторы давали такие сведения о термине уранкай: «Уменя нет никакого скота, я уранкай», «ведь должны же быть уранкаи, похожие на нас», «я знаю уранкаев всех трех земель», «от какого уранкая ты произошел», «давно, давно, когда уранкаев не было» [25].
Г.В.Ксенофонтов обратил внимание на рассказы о «старике Урааныкаане», распространенные у саха Верхоянского, Верхневилюйского и Жиганского улусов. В этом имени он видел древний вариант слова «ураанхай» и подчеркивал тот момент, что Урааныкаан был исключительно охотником и рыболовом, питался только «вонючей рыбой да сухими зайцами» [26].
Весьма популярную и распространенную поговорку, «Саха саара, ураанхай буура», Г.В.Ксенофонтов перевел как: «(То же что) у саха вол, а у урянхайцев – олень-самец». Таким образом, саха ездили и почитали быка, а ураанхайцы оленя-самца. Отсюда Г.В.Ксенофонтов сделал вывод о том, что «когда-то в глубокой древности первичное ядро народа урааныкаан или ураанхай состояло из оленеводов» [27].
Весьма любопытно, что Г.М.Василевич на основе китайских источников сделала вывод о том, что еще в X в. одни уранкаи были оленными охотниками, и эта подтверждает его гипотезу о том, что уранкаи – горно-таежные охотники тунгусы. Другие уранкаи могли иметь скотоводческое хозяйство, это были те уранкаи, которые преподносили дань крытыми носилками [28].
Однако кумоси китайские источники считали «отдельной ветвью сюнну», такие же сообщения есть о роде юйвэнь – предков хисцев. Так, о Юйвэнь Мохуайе – предке хисцев говорится: «Его предки были дальними родственниками южного шаньюя. Из поколения в поколение они являлись правителями восточных, земель. Их язык сильно отличался ог сяньбийского» [29]. Все осложняется тем, что автор Вэй-шу употребил в отношении кумоси выражение «отдельная ветвь» сяньби, которое допускает еще и другое толкование. Таким образом, кумохи (уранхайцы?) являлись потомками южного шаньюя (хуннов) и могли сохранять древние элементы пратюркского языка, в окружении монголоязычных этносов. Об этом и свидетельствуют исследователи якутского языка.
В территории Прибайкалья сохранились следы пребывания племени уранхай, свидетельствующие об их переселении потом в Якутию. По мнению И.А.Манжигеева урянхайское происхождение имели унгинские шаманы. Так по его данным, во время призываний своих духов-предков некоторые шаманы произносят: «Уряанхай ехэ одигинhон, хамниган ехэ бабайhан» - «От великой урянхайской шаманки и большего тунгусского отца». Как полагает Г.Р.Галданова, уряанхай-удха был унаследован бурятами от якутских шаманов [30].
Следовательно, древние хисцы или урянхайцы были ветвью племен дунху, обычно причисляемых к монголоязычным, но имеются не меньшие основания, чтобы связывать их с южными предками тунгусов. Поэтому примечательно, что в окружении тунгусоязычных этносов сохранился тюркский элемент, к тому же испытавший сильное влияние монголоязычных соседей.

ПРИМЕЧАНИЯ
1. Ксенофонтов Г.В. Ураанхай-сахалар. Очерки по древней истории якутов. - Т.I.Кн.I. -Якутск, 1992 (1937).
2. Цыбикдоржиев Д.В. Происхождение древнемонгольских воинских культов (по фольклорно-этнографическим материалам бурят). – Улан-Удэ: изд-во БНЦ СО РАН, 2003. – с. 110.
3. Василевич Г.М. Уранкаи и эвенки // Доклады по этнографии. -Вып.3. -Л., 1966.
4. Там же. с. 65-77.
5. Ксенофонтов Г.В. Эллэйада: Материалы по мифологии и легендарной истории якутов. - Новосибирск: Наука, 1977, с. 45.
6. Исторические предания и рассказы якутов. -Часть I. -М-Л: Изд-во АН СССР, 1960. -с. 65-77.
7. Там же. - c. 48.
8. Ксенофонтов Г.В. Ураанхай-сахалар. – c. 177.
9. Саввин А.А. Термины олонхо. Ф.4. оп. 12. ед.хр. 75.
10. Балдаев С.П. Родословные предания и легенды бурят. Ч. 1. Булагаты и эхириты. – Улан-Удэ: Бурятское книжное изд-во, 1970. – с. 279.
11. Василевич Г.М. Указ.соч. - с. 65-75.
12. Кюнер Н.В. Китайские известия о народах Южной Сибири, Центральной Азии и Дальнего Востока. –М.: Изд-во Вост.литер, 1961. – с.367.
13. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. - Т.III. - М., Л., 1953. - с. 370. Туголуков В.А. Этнические корни тунгусов // Этногенез народов Севера. -М.: Наука, 1980. - с. 158.
14. Сердобов Н.А. История формирования тувинской нации. - Кызыл, 1971. – С.270.
15. Гамболд М. Нам Е.В. Некоторые аспекты изучения шаманизма урянхайцев Западной Монголии )по материалам этнографической экспедиции 1997г.)// III Конгресс этнографов и антропологов России. Тезисы докладов. 8-11 июня 1999 г. г. Москва. – С. 317.
16. Потанин Г.А. Очерки северо-западной Монголии. -Т.IV. -СПб, 1879.
17. Василевич Г.М. Указ.соч. - с. 65-67
18. Ахинжанов С.М. Кыпчаки в истории средневекового Казахстана.- Алма-Ата: Наука, 1989. –. с. 108.
19. Там же. – с. 146
20. Там же. - с. 119.
21. Там же. – с. 120.
22. Кочнев Д.А. Очерки юридического быта якутов. -Казань: Типогр. Императорского Казан. ун-та, 1899. - С.21-29.
23. Викторова Л.Л. К вопросу о расселении монгольских племен на Дальнем Востоке в IV в. до н.э. – XII в. н.э. // Ученые записки ЛГУ, 1958. N: 256. – С. 58-59.
24. Архив СПБ филиала ИВ РАН. ф.62, оп.1, д.18.
25. Василевич Г.М. Указ. соч. - с.63.
26. Ксенофонтов Г.В. Ураанхай сахалар….. – с. 178.
27. Там же. – с. 180.
28. Василевич Г.М. Уранкаи-эвенки…. - с.77.
29. Василевич Г.М. К вопросу о расселении монгольских племен… - с. 49.
30. Болхосоев С.В. Павлов Е.В. К проблеме дефиниции и генезиса черного шаманства // Этнографическое обозрение. № 6, 2006. – c. 91-92.

Comments

Июнь 2008

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Разработано LiveJournal.com